Меню сайта
Мини-чат
200
Наш опрос
Понравился ли вам наш сайт?
Всего ответов: 79
Форма входа
Календарь
«  Ноябрь 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Поиск
Друзья сайта
 
 

Google PageRank (PR)
— алгоритм расчёта авторитетности страницы, используемый поисковой системой Google.
Тематический индекс цитирования (тИЦ) — технология поисковой машины «Яндекс», заключающаяся в определении «авторитетности» интернет-ресурсов с учетом качественной характеристики ссылок на них с других сайтов. тИЦ рассчитывается по специально разработанному алгоритму, в котором особое значение придается тематической близости ресурса и ссылающихся на него сайтов. Данный показатель в первую очередь используется для определения порядка расположения ресурсов в рубриках каталога «Яндекса». При этом на соответствующих страницах каталога указываются лишь округленные значения, которые помогают приблизительно ориентироваться в «авторитетности» ресурсов раздела.

Статистика

Вторник, 26.09.2017, 12:07

ХОГВАРТС!


Приветствую Вас Маглл
Дневник
RSS
Главная » 2007 » Ноябрь » 20 » Глава 2. В памятной записке (Вечная память)
Глава 2. В памятной записке (Вечная память)
16:47

Гарри истекал кровью. Сжимая одну руку другой и тяжело дыша, он собрался с силами и открыл дверь своей спальни. Раздался хруст сломанного фарфора. Это Гарри наступил на чашку с холодным чаем, которая стояла на полу перед дверью в спальню.

- Что за?...

Он огляделся. Окрестности дома номер четыре по Тисовой улице выглядели пустыми. Похоже, чашка чая была частью очередной гениальной идеи Дадли подловить Гарри. Гарри соскрёб с пола осколки чашки и швырнул их в переполненную мусорную корзину, еле видимую в сумраке спальни. Затем он тяжёлыми шагами прошествовал в ванную, чтобы подставить палец под воду.

Было так нелепо, бессмысленно и раздражающе осознавать, что колдовать Гарри сможет только через четыре дня… Но ему пришлось убедить себя, что эта рана в пальце может убить его. Но он никогда не учился лечить раны, и сейчас он понял – в основном в свете недавних событий – что это большой пробел в его знаниях. Сделав в голове заметку, что надо бы спросит у Гермионы, как это делается, Гарри оторвал от газеты большущий кусок, чтобы собрать в неё столько чая, сколько только можно, перед тем как вернуться в спальню и закрыть за собой дверь.

Гарри провёл всё своё утро за полным опустошением чемодана. Он никогда не делал этого с тех пор, как шесть лет назад упаковал его. После того, как Гарри вытащил три четверти вещей из чемодана, внутри остался слой всякого разного хлама – старое перо, чьи-то сушённые глаза и одинокий носок без пары, который уже явно был маловат Гарри. Минутой раньше Поттер, нырнув рукой во всё это безобразие, ощутил острую режущую боль в безымянном пальце на правой руке, и вытащил палец, ожидая увидеть море крови.

Сейчас он повторил процедуру куда более осторожно. Встав перед чемоданом на колени, Гарри детально обшарил дно и вытащил на свет значок с меняющимися надписями “Седрика поддержим, он – настоящий чемпион” и “Поттер – вонючка”, сломанный и изношенный вредноскоп и золотой медальон с надписью R.A.B внутри. Но в конце концов Гарри удалось извлечь и то, от чего он поранил палец. Он сразу узнал эту вещь. Это был небольшой осколок того волшебного зеркала, которое подарил ему ныне покойный крёстный Сириус Блэк. Гарри отложил остаток зеркала на пол и осторожно полез на дно в поисках остальных, но ничего больше не напоминало о подарке крёстного, кроме россыпи стеклянных осколков, который, прилипнув к прочему хламу, были похожи на блестящий песок.

Гарри сел, взял в руки единственный уцелевший осколок и вгляделся в него, но не смог увидеть там ничего, кроме своих зелёных глаз. Тогда он положил зеркало на утренний “Пророк”, который так и лежал нечитанным, и попытался справиться с волной горьких воспоминаний, уколами сожалений и волной страстного желания, которое породило найденное зеркало.

Около часа ушло на то, чтобы полностью опустошить чемодан и рассортировать вещи на две категории – нужные и ненужные. Его формы для школы и квиддича, котёл, пергамент, перья и большинство учебников лежали грудой в углу, больше ему ненужные. Ему было очень интересно, что сделают с этим дядя с тётей, когда увидят. Наверное, сожгут под покровом ночи, как будто бы это следы какого-то чудовищного преступления. Магловская одежда, мантия-невидимка, набор для составления зелий, пара-другая книг, альбом, однажды подаренный Хагридом, стопка писем и волшебная палочка были упакованы в старый рюкзак. В переднем кармане были Карта Мародёров и медальон Р.А.Б.. Медальон был положен в передний карман не из-за своей ценности, - по сути, он был безделушкой – а из-за того, что для его получения были затрачены огромный усилия.

На столе, за белоснежной совой Буклей, лежала большая пачка газет – за каждый день, который Гарри провёл на Тисовой улице этим летом.

Он поднялся с пола, потянулся и подошёл к газетам. Букля осталась неподвижна, даже когда он начал разбирать бумаги прямо рядом с ней, отбрасывая одну газету за другой. Сова спала, или притворялась – она была в обиде на Гарри, потому что в последнее время он не давал ей вволю полетать.

Приблизившись к дну стопки, Гарри стал просматривать газеты более медленно и тщательно. Он искал конкретную статью, которая была в том номере, который был выпущен как раз через некоторое время после прибытия Гарри на Тисовую улицу. Наконец, он нашёл её. Там рассказывалось о Чэрити Бэббидже, преподавателю Изучения Маглов в Хогвартсе. Гарри сел на стул и углубился в чтение.

Памяти Альбуса Дамблдора.

Подготовил Элфиас Додж.

Я встретил Дамблдора впервые, когда мне было 11 – мы оба переступили порог школы. Наш взаимный интерес был явно обусловлен нашей непохожестью на остальных. У меня тогда ещё, помнится, была драконья оспа, и, пока я не поправился полностью, моё рябое лицо с зеленоватым оттенком не добавляло ребятам желания приблизиться ко мне. А Дамблдор в это время находился под гнетом дурной славы. Ведь совсем недавно его отца, Персиваля, обвинили в диком публичном нападении на трёх юных маглов.

Альбус никогда не пытался отрицать вины своего отца (Который уже умирал в Азкабане), он наоборот признавал, что он совершил преступление. А когда я набрался смелости, чтобы спросить его об этом, он даже сам меня уверил, что Персиваль был виновен. Более того, Дамблдор вообще отказывался упоминать всю эту печальную историю, сколько его не просили. Некоторые, напротив, были склонны восхвалять действия Персиваля и считали Дамблдора таким же маглоненавистником. Но любой, кто хоть немного знал Альбуса, уверил бы вас, что будущий директор всегда поддерживал маглов. Более того, эта опёка неволшебного населения даже нажила ему врагов в будущем.

Через несколько месяцев, к тому же, слава Дамблдора начала затмевать славу его отца. В конце первого учебного года он уже был известен не как сын маглоненавистника, а как, ни больше, ни меньше, самый лучший ученик в истории школы. Все те, кто имел честь дружить с ним, не могли не следовать его примеру, полному желания помочь, храбрости и щедрости. Позднее Альбус признался мне, что самое главное удовольствие его жизни сокрыто в обучении.

Он не только выигрывал все призы и награды в школе, но уже и поддерживал общение с наиболее известными магами того времени – Николас Фламель, известный алхимик, Батильда Бэгшот, известный историк, Адальберт Уофлинг, великий магический теоретик… Некоторые его работу нашли своё место в “Трансфигурации сегодня”, “Магические дуэли” или в “Практике Зельеварения”. Карьера Альбуса строилась со скоростью летящего метеорита, и оставался только один вопрос – как скоро он станет министром магии. Хотя все и предсказывали, что кресло вот-вот будет его, Дамблдор, к удивлению, не проявлял совершенно никаких амбиций по отношению к власти.

Спустя три года после начала учёбы в Хогвартс приехал младший брат Альбуса, Абефорт. Он никогда не был усидчивым и разумной дискуссии предпочитал волшебную дуэль. Однако, как ни странно, нельзя сказать, что два брата не дружили. Они уживались друг с другом настолько хорошо, настолько только могли ужиться два кардинально разных человека. Абефорта, в принципе, можно оправдать только тем, что ему, естественно, не нравилось жить в тени своего брата. Будучи постоянно на втором месте, он мог дружить с Альбусом, но братских чувств возникнуть больше не могло.

Когда мы с Альбусом закончили школу, мы, по традиции, решили отправиться в кругосветное путешествие, чтобы посетить новые страны, узнать их магию, перед тем, как наши пути разойдутся. Но трагедия предотвратила поездку. Перед самым отъездом умерла Кендра, мать Дамблдора, оставив его главой и кормильцем семьи. Я отложил свою поездку на такой срок, чтобы почтить память Кендры на её похоронах, а потом отправился в то, что сегодня называют одиночным туром. С младшими братом и сестрой и скудным запасом золота Дамблдор не мог и речи вести о поездке со мной.

Это был период в нашей жизни, когда мы общались меньше всего. Я писал Дамблдору, описывая, порой чересчур бурно, удивление от поездки, от узких прибежищ греческих волхвов до экспериментов египетских алхимиков. Его письма рассказывали мне немного о его повседневной жизни, которую я с сожалением в душе считал просто губительной для столь блестящего волшебника. Погружённый в свои дела, я с ужасом услышал новость, что по Альбусу был нанесён ещё один удар – умерла его сестрёнка, Ариана.

Хотя девочка и болела, причём давно и тяжело, её смерть оказалась непоправимым ударом по обоим братьям. Все близкие Дамблдора – я и себя отношу к этим счастливцам – соглашались, что Альбус считал виноватым только себя, он всё сильнее корил себя, хотя и был совсем невиновным.

Домой я приехал, ожидая увидеть юношу, перенёсшего страданий больше, чем любой старик. Альбус стал более замкнутым, необщительным, исчезла беззаботность. Вдобавок ко всему этому ужасу, смерть Арианы не сблизила двух братьев, а, напротив, отдалила. (Позднее они снова стали близки, если и не как два брата, то как два сердечных друга). Как бы то ни было, с тех пор он очень редко заговаривал о своих родителях или об Ариане, и никто из друзей старался не упоминать их.

Затем, в последующие годы, все перья писали о триумфе Дамблдора. Бесчисленный вклады Альбуса в мировую науку, включая его открытие двенадцати способов использования крови дракона, помогли следующим поколениям, как и его мудрость, которую он проявлял, будучи Верховным Судьёй Визенгамота. Не было проведено ни одной дуэли с тех пор, как сошлись в волшебном поединке Дамблдор и Гриндвальд, а это было в 1945 году. Те, кто был тому свидетелем, писали о невероятной битве двух величайших волшебников. Триумф Дамблдора и его последствия стали поворотной точкой в истории волшебного мира, своего рода предисловием к Международному Статусу О Секретности или падению Того-Кого-Нельзя-Называть.

Альбус Дамблдор никогда не был высокомерным или гордым, он всегда умел найти в человеке хорошее, даже если эти положительные черты бесполезны или неважны; я верю, что ранние потери наделили Дамблдора человечностью, человеколюбием. Мне будет очень не хватать моей дружбы с ним, но мои чувства – чепуха, по сравнению с тоской по Альбусу остального волшебного мира. Не вопрос, что он был самым ярким и любимым директором Хогвартса. Он умер так, как жил – стремясь к лучшему в свой последний час, как тогда, когда в свой первый день в Хогвартсе протянул руку мальчику, больному драконьей оспой.



Гарри закончил читать, уставившись в некролог, находившийся рядом с картинкой. На ней был изображён Дамблдор со своей вечной и доброй улыбкой, но даже когда он смотрел через свои очки-половинки с новостной полосы газеты, у Гарри создалось впечатление, что Дамблдор видит его насквозь, и печаль его смешалась со смирением.

Гарри казалось, что он хорошо знал директора, но, прочитав даже этот некролог, он решил, что едва ли был знаком с этим человеком. Никогда раньше он не мог представить себе детство или молодость Дамблдора, как будто бы он родился уже таким, каким его знал Гарри, старый-престарый, мудрый и с седыми волосами. Мысль о подростковом возрасте Дамблдора была просто глупой, настолько, насколько глупой была бы мысль представить Гермиону глупой, а шипохвоста дружелюбным.

Он никогда и не думал спросить Дамблдора о его прошлом. Без сомнения, это было бы весьма странно, а то и дерзко, но, хотя Гарри и знал, в общем, что Дамблдор когда-то победил Гриндвальда, но Гарри никогда не спрашивал, как это было, и вообще ничего не спрашивал о прошлых достижениях Дамблдора. Нет, они ведь вечно обсуждали Гарри, прошлое Гарри, будущее Гарри, планы Гарри… И сейчас Гарри казалось что, хотя его будущее и было опасным и туманным, он упустил невосполнимую возможность спросить Дамблдора о нём самом, несмотря даже на то, что однажды Гарри уже задал личный вопрос директору, и тот, похоже, ответил неправду.

“ – А что вы видите в зеркале Сокровений?”

“ - Я? Я вижу себя, держащего в руках пару толстых, шерстяных носков!”.

После нескольких минут раздумий Гарри вырвал из газеты эту статью, аккуратно сложил и убрал в первый том “Практической защитной магии и её использования против Тёмных Искусств”. Затем он вышвырнул остальные газеты в гору мусора и встал, чтобы оглядеть комнату. Она была куда чище. Единственной вещью, лежащей не на своём месте, был “Ежедневный Пророк” с осколком зеркала на нём.

Гарри пересёк комнату, убрал зеркало с газеты и развернул её. Когда сова утром принесла газету, он только едва глянул на неё и отложил, не найдя заголовка о Волдеморте. Гарри был убеждён что Министерство опять давит на «Пророк», дабы подавить любые новости о чёрном маге. Только сейчас Гарри заметил то, что упустил.

Внизу страницы был небольшой заголовок и картинка с изображением Дамблдора, одиноко шагающего и обеспокоенного.



Дамблдор – наконец, правда?

На следующей неделе выйдет шокирующая история, которая превратит запятнанного волшебника в величайшего мага мира. Отходя в сторону от популярного образа седовласого мудреца Рита Скитер расскажет нам о тревожном детстве Дамблдора, о безжалостной юности, о вражде длиною в жизнь и о преступных секретах, которые Дамблдор унёс с собой в могилу. ПОЧЕМУ простого директора прочили в министры магии? ЧТО было настоящей целью загадочной организации под названием “Орден Феникса”? КАК на самом деле встретил свою кончину Дамблдор?

Ответы на эти и многие другие вопросы подробно рассмотрены в ошеломительной книге “Жизнь и Ложь Альбуса Дамблдора”, которую написала Рита Скитер. А на 13 странице вы можете прочитать шокирующее интервью, которое взяла у Риты корреспондент нашей газеты Бетти Брэйнуэйк

Гарри разложил газету полностью и нашёл тринадцатую страницу. Статья была увенчана ещё одной картинкой – изображением женщины в очках, инкрустированных драгоценными камнями и с тщательно завитыми волосами, её белые зубы образовывали голливудскую улыбку, и она показывала большой палец. Поборов раздражение по поводу этого фото, Гарри принялся читать интервью.

В жизни Рита Скитер куда мягче и душевнее, чем её жестокие изображения. Радушно встретив меня на полпути к своему уютному домику, она провела меня на кухню, угостив чаем, куском вкусного торта и, конечно же, целым чаном новейших сплетен!

“ – Ну, конечно же, Дамблдор – мечта любого составителя биографий”, - говорит Скитер. – “ Такая большая, насыщенная жизнь... Надеюсь, моя книга будет первой среди многих”.

Скитер очень быстро оценивает события. Её книга в девятьсот страниц вышла всего через четыре недели после таинственной гибели Дамблдора в июне. Я спросила её, как ей удалось так быстро собрать и подготовить материал.

“ – О, если бы Вы работали журналистом столько же, сколько я, вы бы тоже привыкли к темпу на пределе сил. Я знаю, что волшебный мир требует полной и правдивой истории, и я хотела быть первой, кто пойдёт людям навстречу”.

Я хотела бы упомянуть недавнюю публикацию, которую написал Элфиас Додж, Специальный Советник Визенгамота и просто хороший и вечный друг Дамблдора. Он сказал, что “Книга Скитер несёт правды об Альбусе меньше, чем карточка от шоколадной лягушки”.

На эти слова Рита откинула голову назад и расхохоталась.

“ – Доджи, дорогуша! Я помню его недавнее интервью, благослови его Господь. Он же слабоумный! Сказал мне, как будто бы я дурочка какая и сама не знаю, чтобы я держала ухо востро!”.

Но обвинения Доджа вызвали многочисленное эхо подобных высказываний и в других местах. Считает ли сама Скитер, что четырёх недель достаточно, чтобы полно и правдиво описать долгую и насыщенную жизнь Альбуса Дамблдора?

“Ох, дорогая, - сияет улыбкой Рита, с ленцой похрустывая суставами на пальцах, - и Вы, и я, мы обе знаем, как много информации можно достать, имея под рукой мешок галеонов и Прытко Пишущее Перо. Люди просто готовы были встать в очередь, чтобы полить Дамблдора грязью! Не каждый, далеко не каждый считал его прекрасным человеком – слишком многим он больно наступил на ноги! Так что пусть Элфиас Додж присмирит своего гиппогрифа, потому что я имею доступ к знаниям множества людей и журналистов. Просто она рассказала всем о молодости Дамблдора, только и всего.

Преимущество публикации Скитер в том, что она рассказывает правдивую историю жизни Дамблдора, которая шокирует тех, кто верил, что директор Хогвартса вёл честную и невинную жизнь. Я спросила её, что же за самый большой сюрприз, который она приготовила нам?

“ – Брось, Бетти, я не собираюсь рассказывать ничего до тех пор, пока кто-нибудь не купит эту книгу! – смеётся Рита. – Но обещаю, что все, кто считал Дамблдора белым и пушистым глубоко ошибаются. Я просто скажу вам, что его вражда с Вы-Знаете-Кем была надуманной, потому что в молодости Альбус сам был знатоком в Тёмных Искусствах. И для волшебника, который яро боролся за терпимость в последние годы своей жизни, в молодости он был не слишком-то либеральным. Да, у Альбуса Дамблдора было очень тёмное прошлое, взять только ту подозрительную семейку, с которой он работал, а потом замял всё это дело.”

Также я спросила у Риты про Абефорта, брата Дамблдора, вокруг которого пятнадцать лет назад завертелся небольшой сандал из-за злоупотребления магией.

“ – О, Абефорт просто кусок дерьма!” – улыбается Скитер. – Нет-нет, я говорю о нём куда хуже, чем о его отце-маглоненавистнике, - Дамблдор не мог позволить им быть на свободе и упрятал их за решётку! Нет, меня вообще-то больше заинтриговали мать и сестра Альбуса, и, стоило копнуть чуть глубже – и опять отвратительная правда! Но, как я сказала, вам придётся подождать главы с девятой по двенадцатую, чтобы узнать все подробности об этом. Всё, что я могу вам об этом сказать – то, что Дамблдор не зря всегда умалчивал о том, как сломал свой нос.

Семейный скелет вынут из шкафа, но станет ли Рита отрицать необычайный ум Альбуса, который привёл ко всем его многочисленным открытиям?

“ – Да уж, мозги у него были, - признаёт она, - хотя сейчас многие его достижения ставятся под сомнение. Как я пишу в главе шестнадцать, Ивор Диллонсби утверждает, что уже обнаружил восемь способов использования драконьей крови, когда Дамблдор “позаимствовал” его труды”.

Но некоторые открытия и достижения Альбуса нельзя, я думаю, отрицать. К примеру, его великая победа над Гриндвальдом!

“ – О, да, как же я рада что Вы упомянули Гриндвальда!” – Рита подарила мне ослепительную улыбку. – “Те, кто всё ещё простодушно верит в победу Дамблдора, должны взорвать себя Драконьей бомбой – или Навозной, по выбору. Это ж было очень грязное дельце! Как я уже говорила, не стоит думать, что это была реальная легендарная битва. Прочитав мою книгу, люди поймут, что Гриндвальд просто выпустил белый платок из своей палочки и тихонько ушёл!”.

Рита наотрез отказалась что-либо ещё рассказывать из своей новой книги, потому мы обратимся к отношению, которое несомненно восхитит её читателей.

“ О, да, - говорит Рита, оживлённо кивая, - Я посвятила целую главу отношениям Поттера и Дамблдора. Их называют нездоровыми, даже зловещими! Опять же, ваши читатели будут вынуждены купить мою книгу, чтобы узнать всё, но скажу лишь, что у Дамблдора был к Поттеру нездоровый интерес. Интересовало ли его что-то в Поттере на самом деле – прочитайте, и узнаете. Один секрет Поттера точно открыт - его юность очень и очень трагична”.

Я спросила у Риты, общается ли она ещё с Гарри Поттером, ведь она взяла у него в прошлом году такое знаменитое интервью, в котором Гарри приоткрыл тайну возвращения Тёмного Лорда.

“ – О, да, у нас с ним очень тесная связь”. – Отвечает Рита. – “ У бедолаги Гарри очень мало настоящих друзей, и так сложилось, что мы пересеклись с ним в самый ответственный момент его жизни – на Турнире Трёх Волшебников”.

Сейчас большинство мракоборцев бьются над тайной смерти Дамблдора. Верит ли Рита в то, что Поттер был там?

Хм… Я сейчас не буду говорить ничего особенного – всё в книге, но очевидцы этого события в Хогвартсе видели Поттера убегающим из поля зрения после того, как Дамблдор упал, или его столкнули, или, наконец, он сам прыгнул. Позднее Поттер дал показания против Северуса Снегга, к которому имеет сильную неприязнь. Всё ли так, как кажется? Решать волшебному сообществу – пусть прочитают мою книгу”.

На этой интригующей ноте я с вами прощаюсь. Без сомнения, Скитер написала ошеломительный бестселлер. А легион поклонников Дамблдора пусть дрожит от страха, ведь скоро раскроются все тайны их кумира!



Гарри дочитал статью до конца, но продолжал тупо пялиться на страницу. Отвращение и ярость росли в нём, он смял газету и изо всех сил швырнул её об стену. Она отскочила и присоединилась к горе мусора.

Гарри принялся тупо ходить по комнате, бесцельно переставляя книги. Он едва ли осознавал что делает, только некоторые фразы из статьи Риты всплывали у него в голове: “Целая глава посвящена отношениям Поттера и Дамблдора… Их отношения называли ненормальными, даже зловещими”, “У меня есть доступ к знаниям многих людей…”.

- ЛОЖЬ!!! – проревел Гарри.

Он увидел в окно, как сосед, поливающий свою лужайку, встрепенулся от крика и нервно огляделся.

Гарри сел на кровать, сел с трудом. Осколок зеркала соскользнул на пол, но Гарри поднял его и повертел в руках, думая, думая о Дамблдоре и о той лжи, которую собиралась опубликовать Рита Скитер…

Вспышка синего цвета. Гарри замер, нажал пальцами на поверхность зеркала ещё раз. Ему показалось, да, показалось. Он оглянулся, но обои на стене по-прежнему были персикового цвета, именно такие выбрала тётя Петунья. Не было там ничего синего, что могло бы отразиться в зеркале. Он уставился в зеркало, но снова увидел в отражении лишь свои зелёные глаза.

Он это представил, просто представил, потому что думал о директоре. Если это всего лишь фантазия, значит, голубые глаза Дамблдора больше никогда не посмотрят на Гарри своим пронизывающим насквозь взглядом.
Просмотров: 771 | Добавил: Дафна | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 | Используются технологии uCoz