Меню сайта
Мини-чат
200
Наш опрос
А нам нужны награды?
Всего ответов: 52
Форма входа
Календарь
«  Ноябрь 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Поиск
Друзья сайта
 
 

Google PageRank (PR)
— алгоритм расчёта авторитетности страницы, используемый поисковой системой Google.
Тематический индекс цитирования (тИЦ) — технология поисковой машины «Яндекс», заключающаяся в определении «авторитетности» интернет-ресурсов с учетом качественной характеристики ссылок на них с других сайтов. тИЦ рассчитывается по специально разработанному алгоритму, в котором особое значение придается тематической близости ресурса и ссылающихся на него сайтов. Данный показатель в первую очередь используется для определения порядка расположения ресурсов в рубриках каталога «Яндекса». При этом на соответствующих страницах каталога указываются лишь округленные значения, которые помогают приблизительно ориентироваться в «авторитетности» ресурсов раздела.

Статистика

Вторник, 26.09.2017, 12:03

ХОГВАРТС!


Приветствую Вас Маглл
Дневник
RSS
Главная » 2007 » Ноябрь » 20 » Глава 1. Восхождение Тёмного Лорда
Глава 1. Восхождение Тёмного Лорда
16:46

Дремотный покой узкой, залитой лунным светом улочки был нарушен появлением двух человек. Оба возникли прямо из воздуха и тут же застыли на месте, направив друг на друга волшебные палочки. Несколько секунд прошло в напряжённом молчании. Затем, очевидно, узнав один другого, они спрятали палочки в складках мантий плечом к плечу зашагали вдоль улицы прочь.

- Какие новости? – спросил тот, что был повыше.

- Всё отлично, - ответил Северус Снейп.

Слева вдоль дороги росли пышные кусты дикой ежевики, справа тянулась высокая, аккуратно подстриженная живая изгородь. Длинные полы мантий развевались у ног идущих.

- Я уж было решил, что опаздываю, - сказал Яксли. Грубо вылепленное лицо его то скрывалось в густой тени деревьев, то мертвенно белело в лучах ночного светила.

- Оказалось, что всё сложнее, чем мне представлялось раньше. Но уж теперь-то, надеюсь, он останется доволен. А ты, я смотрю, уверен, что нас примут хорошо?

Снейп ограничился коротким кивком. Они свернули направо, на широкую подъездную аллею, под прямым углом подходившую к первой улочке. Аллею перегораживали массивные кованые ворота, за которыми снова тянулись вдаль, насколько хватало глаз и лунного света, кусты живой изгороди. Мужчины, не задержавшись перед воротами, дружно подняли левые руки в некоем подобии военного салюта и спокойно прошли прямо сквозь тяжёлую металлическую решётку, словно она была вылеплена из теней и дыма.

Густые заросли тиса по обеим сторонам аллеи скрадывали звук их шагов. Внезапно справа послышался шорох. Яксли мгновенно вытянул руку с зажатой в ней палочкой поверх головы своего спутника в направлении подозрительных звуков. Однако источником шума оказался всего лишь крупный снежно-белый павлин, с важным видом разгуливавший по изгороди неподалёку от них.

- Сколько его помню, всегда он вот так роскошествует, Люциус-то. Павлин... – сказал Яксли с ухмылкой, убирая палочку.

Наконец тёмная аллея привела их к красивому загородному особняку. В многоугольных окнах первого этажа мягко мерцали огни. Было слышно как где-то в неосвещённом саду, за кустами изгороди, играют и перешёптываются струи фонтана. Под ногами Снейпа и Яксли хрустел гравий. Мужчины прибавили шаг. Дверь сама собой гостеприимно распахнулась им навстречу.

Огромный полутёмный холл поместья был обставлен богато и со вкусом, а мраморный пол от стены до стены закрывал мягкий ковёр. Развешанные на стенах выцветшие портреты провожали вошедших долгими взглядами. Перед массивной деревянной дверью, ведущей в следующий зал, оба замерли на долю секунды, потом Снейп решительно повернул бронзовую дверную ручку.

В гостиной царила гробовая тишина, несмотря на то, что за огромным, изысканно украшенным столом собралось целое общество. Чтобы освободить место, вся лишняя мебель была небрежно сдвинута к стенам. Комнату освещал лишь огонь, пылавший в камине. Над мраморной каминной полкой с затейливой резьбой висело крупное зеркало в позолоченной раме. Снейп и Яксли чуть помедлили на пороге. Едва их глаза освоились с полумраком, оба уставились на нелепо распластавшуюся в воздухе фигуру человека, без сознания повисшего над столом в такой позе, слово ноги его оплетала невидимая верёвка. Жутковатая сцена отражалась в зеркале над камином и на полированной поверхности стола. Собравшиеся за столом люди старательно избегали смотреть на несчастного – все, за исключением бледного молодого человека, чьё кресло стояло практически под подвешенным в воздухе пленником. Юноша никак не мог заставить себя сидеть смирно и то и дело украдкой косился наверх.

- Яксли, Снейп – резкий, холодный голос принадлежал человеку, расположившемуся во главе стола. – Вы почти опоздали.

Говоривший сидел спиной к огню, из-за чего оба мага могли различить только тёмный силуэт на фоне пламени. Подойдя ближе, они увидели лишённую волос голову, змееподобное лицо со щелями ноздрей и рубиново-красные горящие глаза с вертикальными зрачками. Кожа на лице была настолько бледной, что казалось, будто она матово светится в полумраке.

- Северус, твоё место здесь, - сказал Волдеморт, указывая на кресло справа от себя. – Яксли, сядешь к Долохову.

Маги послушно заняли указанные кресла. Большинство собравшихся смотрели на Снейпа. И не ошиблись: Волдеморт заговорил именно с ним.

- Итак?

- Мой Лорд, Орден Феникса планирует вывезти Гарри Поттера из его нынешнего убежища ночью, в следующую субботу.

Волнение, охватившее собравшихся при этих словах, можно было ощутить почти физически. Кто-то застыл на месте, кто-то нервно заёрзал на сидении, но все взгляды были прикованы к Снейпу и Волдеморту.

- В субботу ночью... – задумчиво произнёс Волдеморт. Красные глаза встретились с непроницаемо-чёрными. Взгляд их был настолько пронзителен, что многие из присутствующих поспешно отвернулись, испугавшись его яростного огня. Снейп, напротив, спокойно выдержал взгляд Волдеморта, и спустя несколько мгновений по тонким губам Лорда скользнула змеиная усмешка.

- Хорошо. Очень хорошо. А информацию ты получил...

- Из источника, который мы с вами обсуждали ранее, - подхватил Снейп.

- Мой Лорд!

Яксли пришлось наклониться вперёд, потому что с того места, где он сидел, не было видно Волдеморта и Снейпа. На сей раз все взгляды обратились к нему.

- Мой Лорд, у меня другая информация на этот счёт.

Яксли ждал, но Волдеморт не проронил ни слова, так что он продолжил:

- Доулиш, аврор, обмолвился, что Поттер не сдвинется с места до тридцатого, то есть до того момента, когда ему исполнится семнадцать.

Снейп улыбнулся.

- Мой источник утверждает, что нас попытаются ввести в заблуждение, направив по ложному следу. Должно быть, речь именно об этом. Вне всякого сомнения, Доулиш попал под действие заклинания Конфундус – ему, кстати, не впервой, он всегда был излишне впечатлителен.

- Ручаюсь, мой Лорд, Доулиш говорил очень убедительно.

- Ну конечно, он говорил убедительно – именно так и действует Конфундус, - сказал Снейп. – Уверяю тебя, Яксли, отныне и впредь Аврорат не будет охранять Гарри Поттера. Члены Ордена подозревают, что наши люди захватили все ключевые посты в Министерстве.

- Что ж, хоть в чём-то они не ошиблись, - подал голос маленький толстый волшебник, сидевший рядом с Яксли. За этими словами последовал резкий смешок, который тут же подхватили остальные маги.

Волдеморт не засмеялся. Он, казалось, полностью поглощён созерцанием медленного вращения зависшей над столом фигуры.

- Мой Лорд, - продолжал тем временем Яксли, - Доулиш уверен, что сопровождать мальчишку будет целый отряд авроров...

Волдеморт поднял длинную белую ладонь, и, повинуясь этому жесту, Яксли умолк на полуслове. Волдеморт повернулся к Снейпу.

- Где они планируют прятать мальчишку дальше?

- В доме, принадлежащем одному из членов Ордена, - ответил Снейп. – Это место, по словам моего источника, охраняют лучшие маги как Министерства, так и Ордена. Думаю, что как только он переступит порог этого дома, захватить его будет очень трудно, или вообще невозможно... Если, конечно, мы не сумеем подчинить себе всё Министерство до последнего чиновника не позднее, чем к следующей субботе, – что позволит выявить и снять большую часть защитных заклинаний. В этом случае мы могли бы попробовать пробиться через оставшиеся.

- Что скажешь, Яксли? – спросил Волдеморт. Язычки пламени камина заплясали в его красных глазах. – Мы сумеем подчинить себе Министерство до следующей субботы?

Яксли выпрямился в кресле. Лица собравшихся снова повернулись к нему.

- Мой Лорд, у меня обнадёживающие новости. Мне удалось – хотя это было очень непросто – наложить заклятие Империус на Пия Тикнесса.

Это сообщение явно произвело сильное впечатление на сидящих рядом с Яксли магов. А Долохов, волшебник с длинным и вечно хмурым лицом, даже дружески хлопнул его по плечу.

- Для начала неплохо, - сказал Волдеморт. – Но один только Тикнесс не решит проблему. Прежде, чем я начну действовать, нужно убедиться, что Скримджера окружают только наши люди. Одно-единственное сорвавшееся покушение на Министра, и я буду вынужден отложить исполнение своих планов на неопределённый срок.

- Да, мой Лорд, с этим не поспоришь. Но, как вам должно быть хорошо известно, будучи главой Департамента Охраны Магического Правопорядка, Тикнесс напрямую связан не только со Скримджером, но и с главами всех прочих отделов Министерства. Полагаю, что теперь, когда мы полностью контролируем столь высокопоставленного чиновника, мы легко сможем повлиять на остальных и заставить их объединиться против Министра.

- Если, конечно, наш друг Тикнесс не будет разоблачён прежде, чем мы сумеем добраться до этих остальных, - сказал Волдеморт. – В любом случае, не похоже, что Министерство сложит оружие уже к субботе. Значит, раз уж нам не добраться до мальчишки в его новом укрытии, нужно захватить его до того, как он доберётся до места назначения.

- Здесь у нас есть преимущество, - сказал Яксли, явно вознамерившийся во что бы то ни стало добиться сегодня одобрения Лорда. – Несколько наших людей работает в Департаменте Магических Перемещений. Если Поттеру вздумается аппарировать или воспользоваться каминной сетью, мы узнаем об этом без промедления.

- Он не совершит подобную глупость, - отрезал Снейп. - Орден теперь остерегается пользоваться любыми средствами передвижения, которые так или иначе может контролировать или отслеживать Министерство. А в случае с Поттером они проявляют двойную осторожность.

- Тем лучше, – отозвался Волдеморт. – Значит, ему придётся путешествовать открыто. Это сильно облегчает нашу задачу.

Он снова поднял глаза на медленно вращающуюся вокруг собственной оси фигуру над столом, и продолжил:

- Я лично займусь мальчишкой. Слишком много ошибок допускают мои люди, как только речь заходит о Поттере. Готов признать, что я и сам недооценивал его. Строго говоря, Поттер и жив-то до сих пор лишь благодаря моим промахам, а вовсе не своим несуществующим талантам.

Собравшиеся за столом волшебники бросали на Волдемотра нервные взгляды, у каждого на лице читался страх – что если именно его сейчас обвинят в том, что земное существование Поттера настолько затянулось? Волдеморт же, похоже, просто размышлял вслух, забыв о присутствии своих последователей и по-прежнему не сводя глаз с бесчувственного тела над столом.

- Я был небрежен, а в результате все мои планы пошли прахом из-за банальной случайности, как это часто бывает с теми, кто излишне самоуверен. Но я умею учиться на собственных ошибках. Я много думал и многое осознал. Именно я должен убить Гарри Поттера – и я твёрдо намерен сделать это.

Словно в ответ на его слова, комнату огласил дикий вой, полный отчаяния и боли. Многие из собравшихся в страхе посмотрели вниз, так как жуткий звук, казалось, шёл откуда-то из-под стола.

- Червехвост, - позвал Волдеморт не меняя тона и всё так же глядя на вращающуюся в воздухе фигуру. – Разве я не велел тебе позаботиться о том, чтобы наш пленник вёл себя тихо?

- Им-менно т-так, мой Лорд, - всхлипнул маленький человечек, сидевший в центре длинного стола. Он умудрился так съёжиться в своём кресле, что со стороны оно могло показаться незанятым. Теперь же он неуклюже поднялся и со всех ног бросился вон из комнаты, только смутно блеснуло что-то серебряное.

- Как я уже говорил, - продолжил Волдеморт, вглядываясь в напряжённые лица своих последователей. – Я многое осознал. В частности то, что прежде чем начинать охоту на Поттера, мне придётся одолжить у кого-то из вас волшебную палочку.

На лицах присутствующих застыло одинаковое выражение крайнего изумления и ужаса. Волшебники скорее согласились бы пожертвовать рукой, чем палочкой.

- Неужели никто не вызовется добровольцем? Ну что ж... Люциус, что-то подсказывает мне, что палочка тебе больше не понадобится.

Люциус Малфой покосился на висящую над столом фигуру. В отблесках пламени камина его лицо приобрело нездоровый желтоватый оттенок, а под запавшими глазами залегли глубокие тени. Когда он наконец заговорил, голос у него был хриплым.

- Мой Лорд?

- Палочка, Люциус. Мне нужна твоя волшебная палочка.

- Я.... – Малфой покосился на жену. Та побледнела как смерть, но сидела неподвижно, глядя прямо перед собой. Длинные светлые волосы её были неубраны, а холодные пальцы под столом судорожно стиснули запястье мужа. Почувствовав прикосновение её ладони, Малфой свободной рукой извлёк свою палочку из складок мантии и передал Волдеморту, который поднёс палочку к лицу, изучая её.

- Из чего она?

- Вяз, мой Лорд, - прошептал Малфой.

- А что внутри?

- Жилы... Жилы из сердца дракона.

- Превосходно, - сказал Волдеморт. Он вытащил собственную палочку и поднял повыше, сравнивая длину обеих. Люциус Малфой непроизвольно протянул было руку, словно ожидал, что Волдеморт отдаст ему собственную палочку взамен прежней. Едва заметное это движение не укрылось, однако, от Волдеморта, чьи глаза угрожающе сверкнули.

- Ты думаешь, что я отдам тебе мою палочку, Люциус? Мою палочку?

Кто-то из собравшихся мерзко захихикал.

- Я уже подарил тебе свободу, Люциус, неужели тебе этого мало? Хотя мне кажется, что ты и твоя семья в последнее время выглядите не слишком счастливыми... Что именно в моём присутствии здесь настолько раздражает тебя, Люциус?

- Ничего... Ничего, мой Лорд!

- А ведь ты лжёшь, Люциус...

Казалось, шипящий голос продолжает звучать сам по себе даже после того, как Волдеморт умолк. Более того, шипение словно бы стало громче, а несколько магов с трудом сдержали дрожь отвращения, когда что-то тяжёлое медленно проползло под столом у их ног.

Огромная змея подняла голову и начала медленно подниматься вдоль спинки кресла Волдеморта. Она ползла и ползла, свиваясь в бесконечные кольца, пока наконец не положила голову на плечо хозяину. Её тело было толще, чем нога взрослого человека, а холодные глаза с вертикальными зрачками смотрели вперёд не мигая. Волдеморт рассеянно погладил змею длинными тонкими пальцами, всё ещё не сводя глаз с Люциуса Малфоя.

- Так почему же Малфои несчастны в окружении себе подобных? Разве не они клялись, что единственным их желанием стало моё возвращение к жизни, к могуществу и власти?

- Так и есть, мой Лорд, - отозвался Люциус Малфой, дрожащей рукой стирая капельки пота с верхней губы. – Это и было... и есть единственное наше желание.

Нарцисса, занимавшая кресло слева от мужа, деревянно кивнула. Женщина старалась не смотреть на Волдеморта и его ручную змею. Сидящий по правую руку от отца Драко Малфой, до сих пор зачарованно наблюдавший за подвешенным в воздухе телом, покосился на Волдеморта и тут же испуганно отвёл глаза, не желая встречаться с ним взглядом.

- Мой Лорд, - начала темноволосая женщина, сидевшая в кресле у середины стола. Голос её прерывался от волнения. – Принимать вас здесь, в нашем фамильном замке, огромная честь для нас. Нет и не может быть чести выше, чести – и удовольствия.

Она сидела рядом с сестрой, и трудно было бы представить себе двух сестёр, настолько непохожих друг на друга. Темноволосая и темноглазая, она так же отличалась от Нарциссы повадками и манерой держаться, как день отличается от ночи – или, вернее, ночь ото дня. Нарцисса сидела, напряжённо выпрямившись, безучастная ко всему, в то время как Беллатрикс подалась вперёд, будто мечтала прикоснуться к руке Волдеморта.

- Нет удовольствия выше, - повторил тот, слегка склонив голову к плечу и пристально глядя на Беллатрикс. – Услышать такое от тебя, Беллатрикс, дорогого стоит.

Беллатрикс залилась румянцем, в глазах её стояли слёзы восторга.

- Мой Лорд, вам хорошо известно, что я говорю истинную правду.

- Нет удовольствия выше – неужели даже в сравнении с тем счастливым событием, которое, как я слышал, постигло ваше семейство не далее чем на прошлой неделе?

Она вытаращила глаза и приоткрыла рот от изумления.

- Я не понимаю, о чём вы, мой Лорд.

- Речь о твоей кузине Беллатрикс. И о вашей, разумеется, тоже – Люциус, Нарцисса? Она же на днях вышла замуж за оборотня, Ремуса Люпина. Вы, должно быть, безмерно гордитесь ею.

Собравшиеся издевательски захохотали. Многие наклонялись друг к другу, ехидно подмигивая, а кто-то даже в полном восторге заколотил по столу кулаком. Огромная змея, потревоженная всеобщим весельем, раскрыла пасть и злобно зашипела, но Упивающиеся Смертью не не обратили на её внимания, радуясь унижению семейства Малфоев. Лицо Беллатрикс, только что светившееся от счастья, покрылось красными пятнами.

- Она нам не родня, мой Лорд! – истерично выкрикнула она, заглушая разошедшееся сборище. – Ни я, ни Нарцисса ни разу не виделись с нашей двоюродной сестрой, ни разу не говорили с ней с тех самых пор, как она снюхалась с тем грязнокровкой. А эта паршивка, её дочь, и вовсе не имеет никакого отношения к нашей семье, равно как и то мерзкое животное, за которое она вышла.

- А ты что скажешь, Драко? – спросил Волдеморт, и хотя он говорил тихо, его услышали все присутствующие. – Хочешь нянчиться с выводком щенков?

Толпа ревела от восторга. Драко Малфой затравленно покосился на отца, но тот сидел, не поднимая глаз. Тогда молодой человек посмотрел на мать. Она едва заметно покачала головой и снова застыла на месте, вперив взгляд в противоположную стену.

- Ну, хватит, - сказал Волдеморт, поглаживая змею. – Довольно.

Смех в одну секунду оборвался.

- Случается, что даже старейшие из наших фамильных дерев приносят гнилые плоды, - сказал он. Беллатрикс, затаив дыхание, с тоской пожирала его глазами.

- И тогда приходится жертвовать отдельными частями, чтобы сохранить целое. Подрезать больные ветви, чтобы не погибло всё древо.

- Да, мой Лорд, - прошептала Беллатрикс, и слёзы благодарности снова заструились по её щекам. – Мы сделаем это при первой же возможности!

- И я предоставлю вам такую возможность, - сказал Волдеморт. – Вашему семейству – и многим другим, по всему миру... мы должны без жалости вырезать гниль, поражающую нас, паразитирующую на нас, покуда не останутся лишь маги с чистой кровью...

Волдеморт поднял палочку Люциуса Малфоя, направил её на медленно вращающуюся фигуру, безжизненно висевшую над столом, и легко взмахнул рукой. Фигура со стоном ожила и неловко забарахталась в попытке освободиться от невидимых пут.

- Узнаёшь нашу гостью, Северус? – спросил Волдеморт.

Снейп равнодушно посмотрел на женщину, по-прежнему висешую вверх ногами в воздухе. Все собравшиеся теперь тоже повернулись к пленнице, будто разом получили разрешение удовлетворить тщательно скрываемое до сих пор любопытство. Когда лицо её оказалось повёрнуто к свету, до смерти перепуганная женщина срывающимся голосом попросила:

- Северус, помоги мне!

- Да, знакомое лицо, - произнёс Снейп, наблюдая за несчастной, медленно вращающейся в воздухе.

- А ты, Драко? – поинтересовался Волдеморт, левой рукой поглаживая змею по голове. Драко судорожно кивнул. Теперь, когда женщина пришла в себя, он уже не мог заставить себя взглянуть ей в лицо.

- Но ты ведь не ходил на её уроки? – уточнил Волдеморт. – Для тех из вас, кто не в курсе, сегодня нас почтила своим присутствием некая Черити Барбедж, до недавнего времени числившаяся преподавателем Школы Чародейства и Волщебства Хогвартс.

Раздались возгласы одобрения. Какая-то тучная ведьма с сильно выступающими передними зубами злобно захихикала.

- Да... Профессор Барбедж рассказывала маленьким волшебницам и волшебникам о маглах, утверждая, что не так уж сильно они отличаются от нас...

Один из Упивающихся Смертью сплюнул на пол. Черити Барбедж снова повернулась к Снейпу.

- Северус, пожалуйста!... Умоляю!...

- Молчать, - бросил Вволдеморт. Он снова взмахнул палочкой Малфоя, и Черити замолчала, словно захлебнувшись воздухом. – А на прошлой неделе, как будто недостаточно было забить нашим детям головы этими вздорными и вредными идеями, Профессор Барбедж написала весьма прочувствованную статью в защиту маглов для газеты Ежедневный Пророк. Маги, пишет она, должны протянуть руку тем, кто ворует у нас знания и силу. Уменьшение числа чистокровных волшебников, по мнению Профессора Барбедж, идёт исключительно на пользу нашему обществу... будь её воля, мы бы общались исключительно с маглами... а то и – страшно подумать – с оборотнями...

На этот раз никто не смеялся. В яростном голосе Волдеморта звучала угроза. Черити Барбедж в третий раз повернулась лицом к Снейпу. Слёзы, катившиеся из её глаз, капельками повисли на распущенных волосах. Снейп бесстрастно смотрел на неё, пока женщину не развернуло снова.

- Авада Кедавра.

Вспышка зелёного света осветила самые укромные уголки огромной комнаты. Тело Черити с громким неприятным стуком ударилось о стол, вздрогнувший и заскрипевший под её весом. Несколько Упивающихся Смертью вздрогнули и отодвинулись подальше. Драко Малфой вывалился из кресла и упал на пол.

- Ужин, Нагини, - почти нежно произнёс Волдеморт, и гигантская рептилия, повинуясь команде, тяжело заскользила с его рук вперёд по гладко отполированной поверхности стола.
Просмотров: 625 | Добавил: Дафна | Рейтинг: 3.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 | Используются технологии uCoz